Кафе и кофе обои

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Керамическая плитка, керамогранит, мозаика, ламинат и обои


кафе кофе и обои

2017-09-26 21:45 Решила посмотреть фильм из за Хен Бина и отзывов Мне фильм не очень понравился С 11 по 24 сентября приезжайте к партнёрам акции На работу на велосипеде и воспользуйтесь




В Библии написано, что дождь шёл 40 дней и 40 ночей. Они назвали это страшной катастрофой. В Питере это называется лето.


Ностальгия - воспоминания определенного куска прожитой жизни, - либо достаточно длительного для того чтобы забыть все его недостатки, - либо достаточно короткого для того, чтобы не успеть обратить на них внимание!






О Т К А З Н О Й Ну здравствуйте гражданка, что случилось? Да не ревите! Сперли Ваш багаж? А Вы уверены? Вам это не приснилось? А то найдете, во будет пассаж. А Вы его из дома забирали? А муж не получал? А кто другой? У нас, здесь, в Шереметьево украли? Да Вы смеетесь? Здесь народ святой. Из Африки летели, ну понятно! Там негры - жулики, ну просто всем беда, Так! Успокойтесь и скажите внятно, Откуда вылетели и куда? Так, все понятно, вылетели ночью? Как говориться ночка темная была, Так это негры сперли, это точно, Их ночью же не видно ни фига! В салоне был сквозняк, когда летели? А по проходу не летало барахло? А люк закрыт был плотно? Вы смотрели? А не открыто ль было, где, окно? Да что - "не может быть", у нас бывало, Из самолета, через махонькую щель, По пол багажного отсека выдувало, Срывало крышки чемоданные с петель. Так что, гражданка, в Африку звоните, Там Ваш багаж украли, точно там, И в Шереметьево пропажу не ищите, Вы нам не верите? Нам, лучшим операм? Не отрывайте нас от дел. Все по машинам! Да и украли мелочь - что страдать! ------ По вышеперечисленным причинам, В приеме заявленья - отказать.


Знакомый один историю рассказал. Был у них в армии солдат-срочник. Ботан конченный, худой, длинный как оглобля. Форма на нем мешком висела, весь какой-то не складный, прыщавый… В общем, не солдат, а недоразумение. Один у него плюс был – писал грамотно. Почерк у него каллиграфический, писал без ошибок, вот его при штабе писарчуком и устроили. Стенгазету вел «На боевом посту», рисовал не плохо, еще и фотографировал штабным фотоаппаратом на всех праздниках и годовщинах, а заодно и для дембельских альбомов.. Но большую часть времени всё-таки бегал, по разного рода, офицерским поручениям. Сам командир части не гнушался его посылать в «чипок» за куревом или ещё за чем… В общем, неплохо он устроился, вроде и не делает нихрена, а всегда при деле. А тут несчастие случилось, «дембеля» решили сто дней до приказа отметить, а водки совсем мало у них было. И в город ни как не вырваться, командир тоже не дурак, до сотни считать умел, и прекрасно понимал, что нажрутся дембеля в этот день, и поэтому все увольнительные отменил, а на КПП поставил в наряд самого лютого прапора. У этого прапора нюх на алкоголь – как у собаки Баскервилей. Он был закодированный уже полгода, и как говориться – ни себе, не людям. Собрались дембеля в каптерке, совет держат, как бы пронести через КПП заветную жидкость. Вот и пал выбор на штабного писаря. У него же свободный выход в город, пусть постарается на благо неизбежного дембеля. Позвали писаря, объяснили ситуацию, денег дали. Тот вроде сначала заартачился, но ему пообещали разбить очки и натянуть глаз на жопу, и он нехотя согласился. Но была одна загвоздка – на КПП дежурил лютый прапор, а у него ничего святого уже полгода как не было, и он мог и штабного писаря запросто обыскать и конфисковать все незаконное. Дембеля эту головоломку оставили на совести писаря. Мол, выкручивайся, делай что хочешь, но что бы к назначенному сроку принес два пузыря, и ниебёт! И вот, ближе к вечеру, в расположении части раздался телефонный звонок, и взволнованный голос дневального сообщил, что через КПП только что прошёл писарь с двумя бутылками в руках, и что «лютый прапор» лично открыл перед ним дверь. Дембеля мягко сказать – охуели! В окно казармы они с замиранием сердца наблюдали, как по плацу, высоко задирая худые, длинные ноги, гордо шагал улыбающийся писарь, и в руках действительно нес две бутылки. - Как, как ты пронёс, лишенец? Что ты прапору сказал? КАК??? Оказывается, писарь прикупил в ближайшем ларьке два пузыря водяры и окольными путями вернулся до расположения части. Не доходя КПП, он в первой попавшейся луже отмыл и отодрал этикетки с бутылок, затем сковырнул пробки и сунул в горлышки свои длинные и тощие указательные пальцы. И сделав «морду кирпичём» понес драгоценный груз прямо через КПП, не скрывая, и не тая свою ношу. Естественно его уже встречал «лютый прапор»: - Чо це таке у тоби в грабках, хлопчик? – ласково поинтересовался тот, внимательно разглядывая висевшие на пальцах писаря бутылки без опознавательных знаков. Писарь поочередно поднял руки и махнув головой на одну, затем на другую – ответил: - ВОТ ЗДЕСЬ – ПРОЯВИТЕЛЬ, А ЗДЕСЬ – ЗАКРЕПИТЕЛЬ! ФОТОГРАФИИ ИДУ ПЕЧАТАТЬ, ДЛЯ СТЕНГАЗЕТЫ. Прапор жутко боялся всякого рода химии, поэтому лично открыл перед писарем дверь, и даже по отечески поддержал того за локоть: - Тильки ни наебнись, голуба, а бо тут ступенька! В общем, дембель был спасен, водка использовалась по назначению, и даже писарю плеснули в честь праздника (не смотря на его протесты), а у дембелей родился по этому поводу тост: - Проявим и закрепим! (G.U.S.)